Главная                                      Форекс Статьи  Экономический календарь  Расписание торговых сессий  Форекс бонусы
Форекс Статьи
Экономический Кален.
Форекс Календарь
Форекс бонусы
Форекс Стратегии
Расписание сессий
Форекс новости
Обратная связь
Карта сайта



Мировая экономическая политика. Жесткие сигналы.

Мировая экономическая политика. Жесткие сигналы.

 

   Выработка экономической политики, так же, как и обтачивание краев одежды имеет свои особенности и тонкости. В прошлом году лидеры стран большой двадцатки преследовали идею глобального кейнсианского продвижения, закладывая в систему налогово-бюджетного стимулирования резерв общей стоимостью 2% мирового ВВП, чтобы поддержать спрос. На последнем собрании в Торонто 26-27 июня наиболее богатые страны-члены G20 пообещали «как минимум» вдвое сократить дефицит бюджета к 2013 году. Хотя подобным заявлением они и оставили себе резервное пространство для будущего обводного экономического маневра, изменение настроения в G20 было очевидно. За счет заметно напугавшего политиков кризиса в Греции, вызванного огромным внешним долгом, этот резерв был практически выброшен за борт рассмотрения, будучи замененным стратегией сокращения дефицита.



   Подобная стратегия была наиболее заметна в Европе, где каждая влиятельная экономика за последние недели с трудом произвела либо сокращение общих затрат, либо увеличение налогового бремени. При этом необходимость подобных мер очевидна и не только в Европе. Так, японский премьер-министр Наото Кан, поднял вопрос об увеличении налога на потребление к началу кампании верхней палаты парламента. В Америке опасения Конгресса касательно дефицита значительно затормозили действия администрации Барака Обамы по принятию новых мини-мер.

 

   До недавнего момента влияние мер по снижению дефицита на экономическую политику значительно преувеличивалось. Германия в течение длительного времени была одним из наиболее убежденных сторонников необходимости жесткого регулирования. Но ее ближайшие намерения (сокращение дефицита на 0,4% ВВП к 2011 году) не столь ощутимы с точки зрения всей экономической системы. Испания, пожалуй, единственная европейская экономика, ситуация на финансовых рынках которой, фактически вынудила к принятию срочной жесткой экономии. Теперь Британия выбрала такой же путь, с сокращением бюджетных показателей на 2 процентных пункта от ВВП к 2011 году. Окончание срока исполнения подобных мер в Америке означает лишь снижение затрат на 1,3% ВВП к 2011, причем указанная цифра могла бы значительно увеличиться, если бы Конгресс предотвратил ранее распространение практики сокращения налогов при политике Джорджа Буша. Многое может измениться, однако пока более богатые страны собираются проводить в следующем году общую финансовую перестройку резервов, оцениваемую примерно в 1% совокупного ВВП, наибольшее синхронизированное сокращение бюджета возможно лишь в течении, как минимум, четырех десятилетий.

 

   Прощай, Кейнс. Здравствуй, Хувер.

 

   Переход к жесткой экономии с точки зрения критиков кейнсианства является колоссальной ошибкой. Пол Кругман, экономический эксперт New York Times, уверен, что подобные действия со стороны официальной власти, «основные тезисы идей которых, выглядят заимствованными из речи Герберта Гувера», в конечном итоге толкнут мировую экономику в глубокую депрессию. В условиях, когда высок уровень безработицы, уровень выпуска далек от потенциального, расходы частного сектора все еще малы, а ставка процента близка к нулю, Кругман и его сторонники утверждают, что финансовые инструменты регулирования по-прежнему останутся важной опорой для экономики, и помимо этого, сокращение дефицита теперь будет означать лишь стагнацию и дефляцию.

 

   С другой стороны, сторонники перехода к режиму жесткой экономии считают это необходимым и также целесообразным: поскольку расходы бюджета не могут расти бесконечно, то за счет усиления доверия со стороны фирм и домашних хозяйств и одновременного снижения премий за риск по государственному долгу, хорошо продуманные фискальные меры могут реально начать стимулировать экономический рост. Жан-Клод Трише, президент Европейского Центрального банка, считает, что финансовая рациональность действий приведет к росту расходов на потребление за счет снижения неуверенности в государственных налоговой политике и долге.

 

   Обе стороны, на самом деле, заметно упрощают ситуацию. Недодуманное до конца кейнсианство Кругмана слабо проявляет связь между поведением фирм и домохозяйств и их ожиданиями, относительно будущей политики в сфере налогообложения и расходов. К примеру, фирмы развитого мира накапливают средства. Их нежелание инвестировать может быть в большей степени связано с неопределенностями в регулятивной, финансовой и налоговой системах, нежели с потребительским спросом. И если правительство решит этот вопрос, то предприниматели могут значительно увеличить свои расходы.

 

   Однако преувеличивать возможности сторонников жесткой экономии может оказаться даже более правомерным. Они строят свои аргументы опираясь на ситуацию в 1990-х, когда такие страны, как Канада и Швеция сократили свои дефициты и быстро продвинулись в экономическом аспекте вперед. Но в большинстве случаев, подобные меры привели к стремительному падению ставки процента и ослаблению национальной валюты. Подобные инструменты сейчас уже неприемлемы: процентные ставки уже и так слишком низкие, а одновременное обесценивание валют наиболее экономически сильных стран недопустимо. Без любых мер предосторожности, механизм жесткой экономии бюджетных средств вряд ли будет стимулировать экономический рост.

 

   Следует помнить, что идея экономии также во многом искажается приоритетами политиков. Многие Европейские правительства, например, сосредоточены на сокращении собственных дефицитов, в то время, как было бы значительно ощутимее для экономики, если бы они более старательно пытались растрясти собственные застоявшиеся рынки труда и товаров. Новое исследование МВФ предполагает, что режим жесткой экономии бюджетных средств в сочетании со структурными реформами обеспечит гораздо более высокие темпы роста, нежели данный режим в чистом виде. В Америке новая, ориентированная на бюджетный дефицит, среда не позволяет политикам принимать временный (хоть и разумный) пакет бюджетных катализаторов, не призывая их устранить источники огромного среднесрочного дефицита в стране, к примеру, путем реформирования системы национальной безопасности. Результатом, вероятнее всего не станет еще одна Хуверская депрессия, но может быть, восстановление пройдет значительно медленнее и слабее, чем могло бы.

 Перевод статьи из журнала “The Economist”





Версия для печатиВерсия для печати | 07-07-2010, 01:05:00 | Администратор



Вверх страницы